<< Главная страница

ИВАНОВ АНДРЕЙ




Ящик ночного столика в госпитале. С трех сторон его сделаны карандашом надписи. Читаю:

"Товарищ незнакомый. Я лежал здесь в постели. У меня фашистская мина оторвала левую ногу. Но сейчас пошло на улучшение. Врач очень хороший. К сему -
Иванов Андрей,
защищал город Ленина".

С другой стороны:

"Сестра тоже очень хорошая. Я до войны шахты буровил. Моя шахта Э 3. Мне 31 год".

И с третьей, задней стороны:

"Товарищи! Победа будет за нами!"

Конечно, это не очень культурно - писать на столах. Для этого, скажут, есть бумага. Есть-то она есть, но что такое, скажите пожалуйста, бумага? Скурил товарищ, сгорела, скомкалась, потерялась - и нет ее, и никто не узнает, что жил на свете Иванов Андрей, буровил шахты и под конец жизни - между прочим, "к сему", защищал город Ленина. А столик - он хоть и хлипкий и не очень уверенно стоит на своих сосновых ножках, а все-таки как-никак надежнее...
Не знаю, культурно это или некультурно, но есть в этом что-то очень трогательное и очень человеческое - в нескромном желании увековечить себя, безногого, безрукого, может быть в самый серьезный и в самый ответственный час - на краю могилы.

1941, ноябрь


PORTRAIT PARLE*
______________
* Словесный портрет (франц.). Термин из практики уголовного розыска.

"Он такой был - отчаянный, цыганистый, чубастый, если какую женщину или девку полюбит, так уж за ней после по всей улице ни один парень даже на цыпочках пройтись не осмелится. И выпить он тоже был по всей улице первый парень. Драка если какая затеется - он тут как тут. Пел хорошо, на гитаре умел играть. Бывало, как ударит по струнам, голову на плечико склонит да как затянет: "Сказал кочегар кочегару", - вы не поверите, не только женщины - управдом и тот плакал.
А на войне он еще лютее стал. Когда на побывку из Гатчины приезжал, матери своей так прямо и заявил: я, говорит, мамаша, теперича ни огня, ни пламя, ни самой смерти не боюсь. А из немцев, говорит, я, между прочим, даю вам честное слово, рубленый шницель по-венски сделаю.
Два дня пьяный ходил. Политуру с товарищем пили. Потом уехал.
Он в госпитале на той неделе помер от истечения крови. Мать его там при нем была. Когда помер, она его за чуб взяла, поцеловала, заплакала, голову ему на грудь уронила и говорит:
- Ах ты, - говорит, - хулиган ты мой милый...
А на другой день в газетах писали - его к ордену приставили".

1941, ноябрь


далее: НА КЛАДБИЩЕ >>
назад: ЗИМНИМ ВЕЧЕРОМ <<

Алексей Иванович Пантелеев. В осажденном городе
   ОПОЛЧЕНЕЦ
   БДИТЕЛЬНОСТЬ
   ТО ЖЕ
   ТО ЖЕ
   ПРЯМОЕ ПОПАДАНИЕ
   ПЕРВОЕ СЛОВО
   ТОТАЛЬНАЯ ВОЙНА
   СЕВЕРНЫЙ ДУХ
   ПАНЕГИРИК ЧУЛКУ
   ЗИМНИМ ВЕЧЕРОМ
   ИВАНОВ АНДРЕЙ
   НА КЛАДБИЩЕ
   КАКАО С ПРЯНИКАМИ
   СЕДЬМОЕ НОЯБРЯ
   ЧТО МЫ ЕЛИ
   СТАРУХА
   ЦИТАТЫ
   ТРОЯ ВТРОЕ
   НЕ БУДЕМ КОКЕТНИЧАТЬ
   X X X
   ДЬЯКОН
   РАЗГОВОР НА УЛИЦЕ
   УХО
   X X X
   КОСТЯ
   СЧЕТ, НАПИСАННЫЙ КРОВЬЮ
   ДЕТИ
   ЕЖИКИ
   РУССКИЙ СОЛДАТ
   "ПАССАЖ"
   ГОЛОС СУВОРОВА
   РАЗВОД
   Я НИКОГО НЕ ЕМ
   БЛИЗНЕЦЫ
   ВАЛЯ
   ВАЛЯ ПОЕТ
   СОЦОБЯЗАТЕЛЬСТВО
   КРЮЧОЧКИ
   ПРИМЕЧАНИЯ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация