<< Главная страница

ЗИМНИМ ВЕЧЕРОМ




Третьего дня вечером очередное воздушное нападение немцев застигло меня на улице. Нападение было неожиданным, не успели даже объявить тревогу.
До сих пор в таких случаях я находился или дома, или на крыше. Теперь пришлось познакомиться с тем, как это выглядит с "наземных позиций". Как бы ужасно и даже цинично это ни звучало, а должен сказать, что выглядит это - красиво.
Я и раньше знал, что пожар это не только стихийное бедствие, но и великолепное зрелище. А тут не один, не десять, а сотни маленьких пожариков. Вся улица, зимняя снежная улица, усыпана этими ослепительными, неправдоподобно яркими кострами. Такие же костры вспыхивают и на соседних улицах, и во дворах, и на крышах... По небу ходят лучи прожекторов, навстречу им летят ослепительные ракеты, - во всем этом есть что-то театральное, феерическое. Даже люди, которые деловито работают, расправляясь с фашистскими бомбами на улицах и на крышах, выглядят необыкновенно, даже одежда их кажется необычной. На снегу и на стенах домов неторопливо, не в лад тому, что происходит, разгуливают несуразные тени - необыкновенно густые, иссиня-черные и опять-таки неправдоподобно огромные, почему, вероятно, сами люди кажутся маленькими, почти гномами.
Летят все новые и новые бомбы, воют, свистят, шипят, как черти на сковородке. Люди кидаются к ним, подхватывают, пинают валенками, затаптывают, забрасывают песком... А за углом с опозданием воет сирена. Где-то в соседнем квартале раздается громоподобный удар, трещат камень и дерево, звенят стекла - разорвалась, по-видимому, фугасная... Люди разбегаются, падают лицом в снег, но через минуту опять сбегаются и опять копошатся вокруг этих фантастических костров.
Страшно ли это? Пожалуй, если подумать, так даже весело. Оставляя в стороне вопросы, так сказать, морального характера - вопросы долга, чести, патриотизма и т.д., - в этом есть что-то от спортивного азарта, опьяняющее раздолье силы и мужества, когда начинаешь вдруг впервые понимать, что, собственно говоря, значат слова: "Есть упоение в бою".
Скажут: "Ну да, ври, хвастайся - не страшно?!"
Отвечу: "Ну, что ж, может быть, немножко и страшно, но ведь в таком случае и в футбол играть тоже страшно. Ведь и там могут по ошибке разбить нос, сломать ногу или ключицу, а то и шею свернуть".
С гордостью записываю: мною собственноручно уничтожено четыре неприятельских бомбы. Правда, три из них мне помогали тушить какие-то девочки. Но с четвертой я разделался сам. И стабилизатор от нее я принес домой. Маленький алюминиевый хвостик этой воздушной хищницы лежит у меня на письменном столе.
А мальчишки-ремесленники - те поступают иначе: носят эти обгоревшие стабилизаторы на поясе - "у кого больше", как охотники носят убитых уток, а куперовские индейцы носили некогда скальпы своих бледнолицых братьев.

1941, ноябрь


далее: ИВАНОВ АНДРЕЙ >>
назад: ПАНЕГИРИК ЧУЛКУ <<

Алексей Иванович Пантелеев. В осажденном городе
   ОПОЛЧЕНЕЦ
   БДИТЕЛЬНОСТЬ
   ТО ЖЕ
   ТО ЖЕ
   ПРЯМОЕ ПОПАДАНИЕ
   ПЕРВОЕ СЛОВО
   ТОТАЛЬНАЯ ВОЙНА
   СЕВЕРНЫЙ ДУХ
   ПАНЕГИРИК ЧУЛКУ
   ЗИМНИМ ВЕЧЕРОМ
   ИВАНОВ АНДРЕЙ
   НА КЛАДБИЩЕ
   КАКАО С ПРЯНИКАМИ
   СЕДЬМОЕ НОЯБРЯ
   ЧТО МЫ ЕЛИ
   СТАРУХА
   ЦИТАТЫ
   ТРОЯ ВТРОЕ
   НЕ БУДЕМ КОКЕТНИЧАТЬ
   X X X
   ДЬЯКОН
   РАЗГОВОР НА УЛИЦЕ
   УХО
   X X X
   КОСТЯ
   СЧЕТ, НАПИСАННЫЙ КРОВЬЮ
   ДЕТИ
   ЕЖИКИ
   РУССКИЙ СОЛДАТ
   "ПАССАЖ"
   ГОЛОС СУВОРОВА
   РАЗВОД
   Я НИКОГО НЕ ЕМ
   БЛИЗНЕЦЫ
   ВАЛЯ
   ВАЛЯ ПОЕТ
   СОЦОБЯЗАТЕЛЬСТВО
   КРЮЧОЧКИ
   ПРИМЕЧАНИЯ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация